Данил Фёдоровых: «Встречи выпускников ЛЭШ проходят на церемониях награждения Всероссийской олимпиады»

Любите ли вы экономику так, как любим её мы в #ЛЭШ2016? Летняя экономическая школа «I Love Economics» начинается уже в эту пятницу! Перед «первым звонком» (и пока все не бросились решать олимпиадные задачки с утра до вечера), редакция поговорила с Данилом Фёдоровых, старшим преподавателем Высшей школы экономики и «завучем», то есть руководителем образовательных программ ЛЭШ. В словосочетании «летняя экономическая школа» именно Данил отвечает за «школу» и экономику.

Данил, чем ЛЭШ-2016 отличается от предыдущих сезонов?

Данил Фёдоровых на ЛЭШ-2015

Данил Фёдоровых на ЛЭШ-2015

С 2009 года, когда я впервые приехал в ЛЭШ, школа на 30 человек и два-три преподавателя стала более масштабной, с гостями, которые известны далеко за её пределами. Большую школу уже можно поделить на курсы — есть специалисты по математике, теории игр, макроэкономике и так далее.

Теперь ЛЭШ настолько известна и профессиональна, что мы можем приглашать людей уровня профессора Константина Сонина. Большинство школьников, особенно из российских регионов, вряд ли увидят этих людей где-то ещё, пока не переедут в Москву учиться — или в Чикаго.

И ЛЭШ, как я понимаю, стала ещё большей «школой» — олимпиадные задачи, соревнование, вступительные и выпускные экзамены.

Все школьники на олимпиадной программе школы — потенциальные соперники на Всероссийской олимпиаде и других олимпиадах, например, «Высшей пробе» ВШЭ. Но мне кажется, всё довольно доброжелательно: ребята умеют разделять задачи и всю остальную жизнь. Никто не ссорится из-за того, что вот у меня 17 «плюсиков», а у тебя 18.
Школьникам нужна какая-то итоговая «ачивка», символическое достижение: вот я приеду и маме расскажу, что сдал зачёт на пятёрку. Конечно, всегда находятся один-два человека, которым это не интересно, и они не учатся — мы их просто больше в ЛЭШ не приглашаем. Когда мы после школы собираем отзывы, оказывается, что вокруг зачёта есть эмоции, оценка имеет значение.
С прошлого года есть и профориентационная группа — это тоже про учёбу, но не про жестокое решение задач круглосуточно. Это для тех, кто или пока не умеет решать задачи совсем, или не уверен, что им это интересно.

На сайте школы пишете, что «чтобы быть «хорошим гражданином» ЛЭШ, нужно интенсивно учиться». Вопрос завучу — зачем тогда отвлекаться от интенсивной учёбы на всё остальное?

Мне иногда приходится слышать, в том числе и от учителей в Москве, которые отправляют своих детей или думают, рекомендовать им ЛЭШ или нет, что у нас там слишком много «всякого» не про олимпиады. Так, мол, школьники 10 часов всего в сутки решают задачи, а лучше бы 20. Приезжает вот какой-то Сонин, зачем он нужен для олимпиад?
Мне кажется, детям очень важно вообще понять, как устроен мир экономического образования и экономической науки. Понять, что то, что изучается в университете, местами не похоже на «школьную» экономику. Если бы мы готовили только к олимпиадам, мы бы оставались в этих рамках: что нужно решать именно вот такие задачи. Но экономика гораздо шире, гораздо богаче, кое-что в олимпиадах не очень встречается — но это очень интересно, и нам тоже хотелось бы об этом детям рассказать.
Например, Фабиан Слонимчик из МИЭФ, как и в прошлом году, прочитает лекцию о том, чем определяются результаты ЕГЭ — у них есть довольно известное исследование на эту тему. Это школьникам было очень интересно, потому что экзамен ждёт их всех. И это тоже про экономику, потому что это работа с данными и обсуждение того, как люди принимают решения. Такой задачи точно не будет в олимпиадах, но это интересно и полезно — знать, что такие исследования тоже бывают.

Было бы странно, наверное, если бы в экономической школе не было внутренних «денег» — зачем они и надо ли хранить их в сберегательных кассах?

Своя валюта в школе была с древнейших времён, но раньше эти деньги были бумажными и «работали» всего в двух измерениях: их можно было заработать, помогая вожатым —стулья, например, принести их одной аудитории в другую — и потратить на аукционе в последний день.
С прошлого года у нас есть электронная система, и все деньги безналичные, у каждого школьника есть свой «интернет-банк». Движемся в том же направлении, что и мировая банковская система, естественно!
Теперь деньги можно потратить на «билеты» на поход или экскурсию — если вдруг желающих больше, чем мест, то у нас же экономическая школа, мы знаем, что делать, когда спрос превышает предложение: надо установить цену. Заработать можно на вечерних мероприятиях или в экономических играх, но тут я раскрывать подробности не буду, чтобы не было спойлеров. Ну и, в конце концов, в последний день хорошие оценки за зачёт тоже дают денежные бонусы.

На что в этом году стоит копить деньги к аукциону в последний день?

Помню, года три назад самым дорогим лотом на аукционе был мой бейдж с автографом — я каждый год так делаю, почему-то за это готовы платить большие деньги. У меня сейчас дома просто склад подарков от разных факультетов Вышки, ещё на аукционе будет очень много книжек издательств Corpus и института Гайдара. Ну и, конечно, какие-то эксклюзивные вещи появятся, которые мы специально для ЛЭШ придумываем и которые пока секретны.

А что вместо зачёта у организаторов? Как понять, что школа удалась?

Я вхожу в жюри Всероссийской олимпиады по экономике — это большое торжественное мероприятие, с церемонией награждения, когда всех победителей и призёров приглашают на сцену. И я всегда говорю, что встреча выпускников ЛЭШ проходит на сцене Всероса. У нас там действительно хорошие результаты (в прошлом году четыре участника ЛЭШ победили, ещё 20 стали призёрами — редакция). Некоторые потом подходят и говорят, что если бы они не съездили в школу, то вообще бы не стали экономикой заниматься и не добрались бы до такого уровня. Это приятно слышать.