Альтруист — кто он?

Доцент МИЭФ НИУ ВШЭ и заведующий лабораторией экспериментальной и поведенческой экономики Алексей Белянин рассказал участникам ЛЭШ о волонтёрстве,  альтруизме и о том, как это может быть связано с рациональным поведением. Редакция внимательно послушала лекцию и рассказывает самое интересное.

Обычно когда говорят об альтруизме, подразумевают, что единственной наградой за альтруистический поступок становится удовольствие от того, что кто-то другой счастлив. Это чистый альтруизм, который, конечно, встречается в современном мире — но это не единственная его разновидность. Куда более распространён эгоистический альтруизм, подразумевающий удовольствие от самого поступка и преследующий различные цели. Например, можно совершить благородный поступок, чтобы добиться личного расположения, улучшить отношения или показать себя окружающим с выгодной стороны. В обществе альтруизм может быть связан с желанием увеличить общественное благо: гораздо комфортнее жить в благополучном мире, а чтобы вокруг был такой благополучный мир, его нужно создать.

Интересно, что 85% американцев участвуют в благотворительности, и если государство берёт на себя финансирование какой-то области, добровольные пожертвования на эти же цели снижаются всего на 5-28%. То есть люди явно не просто исправляют ошибки и промахи государственной системы.

В 1988 году американский экономист Джеймс Андреони попытался объяснить, как работает голова у альтруиста. Андреони исходил из предположения, что личная полезность каждого члена общества (величина, которая показывает, насколько конкретному человеку хорошо) зависит не только от его личного благосостояния, но и от общественного блага. При этом все люди стоят перед выбором: пожертвовать некоторую сумму на благотворительность, улучшая тем самым мир вокруг себя, то есть увеличивая общественное благо, — или оставить эти деньги себе и тратить их по мере необходимости. Согласно модели, построенной Андреони, люди со средним или низким достатком будут оставлять деньги себе, а наиболее обеспеченные граждане, оценивая свои финансовые возможности, будут жертвовать на благотворительность.

С увеличением размера общества в модели Андреони остаётся всё меньше людей со средним достатком, жертвующих на благотворительность, и в итоге благотворительностью занимаются лишь самые богатые. При пересчёте на одного человека, получается, что его средний взнос стремится к нулю. Это противоречит всем имеющимся фактам о благотворительности.

Почему так происходит? Дело в том, что построенная Андреони модель экономического поведения не учитывает warm glow — личного удовольствия от факта альтруистического действия. По всей видимости, именно это warm glow как раз и объясняет альтруистическое поведение.

Белянин рассказал о нескольких экспериментах по игре в «Диктатора», которые это подтверждают. «Диктатор» — одна из любимых игр экономистов, и строится она так: первому игроку дают некоторую сумму денег, которой он может поделиться со вторым игроком по своему усмотрению. Он может отдать ему любую сумму или не отдавать ничего. При этом другой игрок знает, как были распределены эти деньги, но никаких решений в игре не принимает — его роль совершенно пассивна. В мире, где альтруизма не существует, наиболее рациональной стратегией для первого игрока будет «взять всё себе». К счастью, наш мир не такой, и на самом деле люди в игре ведут себя иначе.

Если чуть изменить правила игры так, что второй игрок может знать или не знать, кто распределяет деньги — первый игрок или компьютер, то новости для тех, кто верит в «чистый» альтруизм, плохие. Эксперимент студента МИЭФ Максима Бочкова показал, что первый игрок, когда никто всё равно не узнает, что он поступил хорошо и справедливо, оставляет себе значительно большую сумму. Это и есть warm glow в действии.

 

Алексей Белянин регулярно рассказывает об экономике очень интересные и неожиданные вещи — например, на «ПостНауке» он говорит об экономике обмана и новогодних праздников.